Мохандас и Кастурбай Ганди. Мифы и правда о любви и боли

Мохандас и Кастурбай Ганди. Мифы и правда о любви и боли

All of my videos about India, see here: YouTube/India calling

Стоило всерьез задуматься о Плутоне в моем гороскопе и его влиянии на мою жизнь, как сверху включили поток ребусов, содержащих ответы.
Недавно узнала об одной женщине, астрологе, которая исследует тему сексуальных отклонений и изнасилований, используя астрологическую технику с названием «формула души». А поскольку эта тема в очередной раз всплыла в моей жизни, я тоже стала рисовать планетарные цепочки.

И так совпало, что после разговоров о Ганди с одним из моих друзей-индийцев, мой старший сын принес из школы трофейное (в смысле, честно полученное в дар за проявленные знания) издание Deagostini из серии «100 человек, которые изменили ход истории». Конечно, это был выпуск о Ганди. Так я решила продолжить свой цикл статей «Истории любви великих людей».

Сопоставив разные статьи из Сети, я решила взять, в основном, факты биографии героев моего исследования из книги Кристины Жордис «Махатма Ганди». Дело в том, что мне хотелось дать свое видение отношений этих двух людей, потому мне были нужны, по возможности, только факты.

К сожалению, не могу достоверно указать все источники, поскольку трудно найти оригинальные статьи, много раз повторенные в Сети.

Итак, просто мысли вслух. Без всяких претензий на что-либо.

Начало

Мохандас и Кастурбай Ганди 1902Их поженили в 13 лет. Просто для экономии денег. Женились его старший брат и кузен, и в семье решили, что лучше одним разом покончить со всеми этими заботами. «Меньше расходов, больше блеска». Но существует и версия, что отец хотел отпраздновать свадьбу младшего сына раньше, чем уйдет из жизни.

Значит, в 13 состоялся и первый сексуальный опыт. Можете говорить мне все, что угодно, но я уверена, что в этом возрасте к таким переворотам не может быть готово ни тело, ни психика. Вот что по этому поводу пишет автор одной из книг, посвященных Ганди: «Не помогли наставления и внушения старших: молодые супруги оставались по сути наивными детьми, рано встревоженный инстинкт плоти больно ранил их еще не окрепшую психику…»

Сам Мохандас в день свадьбы еще не думал о том, что однажды будет сурово корить отца «за то, что он женил меня так рано».

Но еще раньше был отец…

Мохандаса разделяли с отцом полстолетия. Такой отец не может быть другом, но он может быть учителем и объектом уважения.

Как писал Ганди в автобиографии, «на протяжении трех поколений, начиная с моего деда, наша семья поставляла нескольким штатам премьер-министров…», государственных советников, принципиальных людей, которые умели идти на риск и «гусарствовать». Ганди восхищался также честностью и дерзостью своего отца: неподкупный, беспристрастный, верный государству (он даже бросил вызов одному британскому агенту, который оскорбил его начальника). Кроме того, он был храбрым и щедрым, человеком клана, преданным своей семье. Малограмотный и необразованный, он полагался на свой обширный опыт в знании людей и дел. «Он не получил никакого образования, а лишь приобрел большой практический опыт; в лучшем случае он доучился до пятого класса гуджаратской школы. Об истории и географии отец не имел никакого понятия». Все это не помешало Карамчанду быть премьер-министром сначала княжества Порбандара, а затем княжества Раджкот.

В то же время, он был импульсивным, вспыльчивым и, что хуже всего с точки зрения Мохандаса, «возможно, склонен к плотским утехам», о чем как будто говорил тот факт, что он женился четыре раза, и в четвертый раз, «когда ему было уже за сорок», на молодой женщине на 20 лет моложе его.

У Карамчанда Ганди и его четвертой жены Путлибай было три сына (Мохандас — самый младший) и одна дочь.

Сыновняя преданность была для Мохандаса одним из самых высоких идеалов. Заботы об отце наполняли его гордостью: «Каждый вечер я массировал ноги моего отца… Я выполнял эту задачу с любовью». Но пока его руки служили отцу, его мысли уносились вдаль, предвкушая грядущие наслаждения. Кастурбай была беременна, но это ничуть не умеряло его пыл.

…и мать

Ганди был сильно привязан к своей матери Путлибай. «Его голос смягчался, когда он говорил о ней», «его глаза загорались любовью» — наблюдали в это в нем. «Святая», — говорил он о ней.

Она была глубоко религиозна, не пропускала никаких обрядов, постилась по любому поводу («два-три поста друг за другом были для неё пустяк», — напишет человек, который превратит голодовку в грозный и действенный способ борьбы). На самом деле, её жизнь была бесконечной цепью постов, молитв и обетов, которые интриговали её детей. Она поднимала планку все выше: есть через раз, потом через день, и все это в течение длительного периода покаяния, потом, на протяжении такого же периода, поститься, не видя солнечного света…
Когда решено было, что Ганди отправится на учебу в Англию, самым сложным оказалось даже не изыскание средств, а — уговорить мать. И материнское благословение было получено только через принесение тройной клятвы: за все время пребывания в Англии Мохандас не прикоснется ни к вину, ни к женщинам, ни к мясу.

Любовь к аскетизму, епитимьи, наложенные самой на себя, железная воля — стремясь к самообладанию, Ганди перенял материнские приемы. А главное, мать сформировала его идеальный образ женщины: равная мужчине, но превосходящая его своей способностью к любви и самопожертвованию, готовая пострадать за других ради общего блага, а значит, более способная к ненасилию в том смысле, в каком он его понимал.

«Женщина — олицетворение ненасилия, того ненасилия (ахимсы), которое означает безграничную любовь, то есть безграничную способность страдать. Ибо кто еще, кроме матери человеческой, может проявить столь великую силу? Она способна позабыть о муках беременности и родов, видя в них радость творения; она способна страдать каждый день, чтобы вырастить свое дитя».

Антропологи, биографы и писатели всякого рода, индийские и западные, изучали отождествление Ганди с женщиной, точнее, его особые отношения со своей матерью (он сам говорил, что был её любимым ребенком), и вообще его отношения с женщинами.
Эдипов комплекс. Вот, что многие приписывают Ганди. И оригинальное его разрешение: «В случае Ганди, «женские» услуги, оказываемые отцу, помогли мальчику подавить в себе желание заменить (стареющего) отца в обладании (молодой) матерью и его юношеское намерение устранить его как лидера в будущей жизни. Таким образом, выстроилась схема лидерства, по которой вышестоящий соперник может быть побежден только ненасильственным путем, с заявленной целью спасти его, так же, как и тех, кого он подавлял».
Эрик Эриксон, автор широко цитируемого исследования, задумался о том, существовал ли когда-нибудь другой политический лидер, который бы так же, как он, гордился тем, что он «наполовину мужчина, наполовину женщина», и который хотел бы быть «более материнским, чем женщины, произведенные на свет для этого». «Бапу, мать моя» — под таким заголовком были опубликованы мемуары, написанные Ману, юной сиротой, которую Кастурбай приняла в свою семью, и о которой Ганди заботился после смерти своей супруги. Желанием Ганди было очистить человечество и сделать людей более цивилизованными, преобразить их и возвысить (в своем ненасилии он принял женскую позицию, основанную на ценностях смирения и страдания). Это желание, по Эриксону, частично проистекало из глубин его взаимоотношений с матерью, идеализации женщины, чистой от сексуальных контактов, близкой к божественному состоянию, объекта культа и поклонения — образца для мужчины.

Его мать умерла, когда он заканчивал учебу в Англии. Чтобы не нанести ему этот удар, пока он был на чужбине, его брат ничего ему не сказал, так что он узнал эту новость, только вернувшись в Индию. «Весть о её кончине стала для меня страшным ударом… Почти все самые дорогие мои надежды были уничтожены…» Однако он не предался горю, «даже сумел сдержать слезы и влился в течение жизни, как будто ничего не случилось».

Три знамения

Первое. Во время свадебных приготовлений, когда семья переезжала из Раджкота в Порбандар (где должна была состояться свадьба) отец упал и расшибся. Это почти роковое несчастье имело важные последствия для жизни Мохандаса: «Мой отец держался молодцом, несмотря на свои раны, и высидел всю свадебную церемонию… Тогда я был далек от мысли, что однажды буду сурово корить его за то, что он женил меня так рано».

Второе и третье. «Настала страшная ночь», когда умер отец Ганди. Торопясь к жене, Мохандас оставил присматривать за умирающим своего дядю. Однако вскоре за ним пришли. Он бросился в комнату больного и обнаружил, что отец скончался на руках у дяди, и тот, таким образом, исполнил долг, который Мохандас хотел исполнить сам.

Он наглядно увидел, что его преданность отцу, которой он так гордился, имела свои границы, что он оказался не на высоте своего идеала, очерченного героем его детства. Ганди, «очень рано осознавший безграничность своих устремлений», увидел проклятие в том, что не смог присутствовать при кончине отца и, таким образом, его высшие дарования не получили высшего освящения. «Я понял, что если бы меня не ослепила животная страсть, я избежал бы муки оказаться вдали от отца в его последние минуты».

И вывод: желание — греховно.

Двойное чувство стыда — от того, что пренебрег своей самой святой обязанностью, причем чтобы утолить свои «скотские» потребности, — преследовало его всю жизнь.

В довершение всего, дитя, которое носила Кастурбай, умерло вскоре после появления на свет.
Мохандасу тогда было шестнадцать. «Мне потребовалось много времени, чтобы стряхнуть с себя цепи желания, и прежде чем победить его, мне пришлось пройти через много испытаний», — заключает он.

Брахмачарья — обет целомудрия, который он принес в 1906 году, в возрасте 37 лет.

Взрослая жизнь детей

После женитьбы Мохандас разрывался между своей женой-ребенком, школой, куда продолжал ходить, и заботами об отце. Он с усердием и любовью принял на себя материнские обязанности сиделки, которые исполнял все последние годы жизни Карамчанда (впоследствии эта роль станет страстью его жизни: он будет ухаживать за всей Индией, за неприкасаемыми, прокаженными, голодными). Он уже постоянно служил другому человеку, разрываясь, терзаясь, думая о жене, когда находился при отце, и об отце, когда был с женой. В результате он забросил учебу и остался на второй год.

Юный Ганди был бесконечно серьезен, он с большей радостью исполнял свой долг (ухаживал за отцом — эту задачу он ставил превыше всех прочих), чем занимался со своей девочкой-женой, несмотря на то, что она и её тело ему нравились, или, скорее, именно из-за силы этого влечения. «Сексуальность Ганди оказалась окончательно испорчена юношеской безудержностью, исчерпав его силу духовного сосредоточения».

Итак, Мохандас воспылал страстью к своей девочке-жене, весь день, в школе и в других местах, дожидаясь момента, когда можно будет продолжить ночные утехи. «Плотское желание явилось позже, — писал он, говоря об их отношениях. — Я предлагаю задернуть здесь занавесу над моим стыдом». Очень скоро он принялся её тиранить, мучимый ревнивыми подозрениями, которые умело разжигал один коварный друг. Он был одержимым, несправедливым, грубым: «Никогда я не забуду, никогда не прощу себе, что довел свою жену до такого отчаянного положения».

Чересчур сильная, бьющая через край, слишком рано испытанная (по вине отца) сексуальность сопровождалась чувством вины. Она выражалась в потере энергии, а также в беспорядочной трате эмоций в ущерб более возвышенной жизненной силе и более высоким обязательствам (кстати, эта идея присуща индийской традиции, где высшие умственные усилия, необходимые, например, для медитации, подкрепляются сексуальной составляющей).

Но противоречивая тема секса была далеко не единственной трудностью, с которой пришлось столкнуться юной паре. Смерть Карамчанда, а через время — трехлетняя разлука, связанная учебой Мохандаса в Англии. А вот один из многочисленных примеров, иллюстрирующих жизнь молодой семьи после этого.

Когда Ганди перевез свою жену и детей на африканский континент, где он уже встал на путь защиты справедливости и человеческого достоинства, корабль, на котором он привез свою семью, был забит «иммигрантами-кули»; к несчастью, практически одновременно в порт зашел другой корабль с таким же грузом: Ганди обвинили в организации нашествия, волны иммиграции в Наталь. Две тысячи европейцев собрались, чтобы помешать индийцам высадиться на берег, а потом чтобы убедить их вернуться в Индию, пригрозив сбросить их в море, если будут сопротивляться. Ни живы, ни мертвы, индийцы все-таки остались. Портовые власти отправили их в карантин под предлогом случая чумы, зафиксированного в Индии. Все это время ненавидимый европейцами Ганди, виновник всей этой беды, старался подбодрить соотечественников. Тщетные угрозы раздавались почти месяц, после чего индийцам разрешили сойти на берег. За исключением Ганди, который должен был дождаться ночи. Ему пришлют подмогу, чтобы защищать его в случае нападения. Наконец он ступил на твердую землю. Толпа тотчас узнала его и жестоко поколотила.

Догадываетесь, кто после долгого путешествия и месячного заточения на корабле помогал молодому герою залечивать его раны?

И подобные вещи со временем стали привычной частью их «быта».

Только из вышесказанного видно, что с самого начала жизнь молодых людей отнюдь не была наполнена тихими семейными радостями. Наоборот, женитьба, т.е. обретение партнера по жизни, стала для Ганди толчком и возможностью реализации заложенного в нем потенциала.
Дом. И то, что называлось этим словом.

Взаимное учительство

Если в классическом варианте мужчина — добытчик для семьи, а женщина — хранительница очага, то в данном случае все было намного интересней. Даже сам «очаг».

Ганди арестовывали так часто, что на вопрос о своем доме он часто называл название тюрьмы: Yeravda.

А если говорить всерьёз, то еще в Англии Ганди попытался как можно больше упростить свою жизнь (позже он захочет жить, питаться, спать, как бедняки, уничтожив разрыв между собой и ними). «Я отказался от своей квартиры, поселился в одной комнате, приобрел плиту и сам принялся готовить себе завтрак». Утром — овсяные хлопья и какао, на ужин — то же самое и немного хлеба. Вернувшись на родину, он посадит на эту диету всю семью.

Мохандас и Кастурбай ГандиПо возвращении, будучи адвокатом без клиентов, ревнивым мужем и строптивым отцом, Ганди попал в бездну сомнений и неудач. Он пытался преподавать английский, что позволило бы ему свести концы с концами, но ему отказали, поскольку у него не было соответствующего образования: «Я ломал руки в отчаянии». В этой ситуации Мохандас оставил адвокатскую практику на родине и принял предложение одной торговой фирмы вести её дела в Южной Африке, где уже имелась большая индийская община.

В Натале почти все свое время Ганди отдавал общине. Семья же тем временем жила без мужа и отца. Мужа Кастурбай теперь видела редко: он был поглощен борьбой с несправедливостью.
Однако был период, когда Ганди обрел, наконец, возможность создать достойные условия для себя самого и своей семьи. Он получил за свою адвокатскую практику внушительную сумму денег и красивый дом, выходящий на бухту Дурбана: «Я поселился в прекрасном маленьком домике, в хорошем районе. Домик был также соответственным образом обставлен». В 1896 году Ганди привел туда семью.

Мохандас и Кастурбай Ганди 1922На том этапе своей жизни (когда ему не исполнилось еще и тридцати) Ганди был хозяином дома, имел семью, умудрялся сочетать адвокатскую деятельность с призванием реформатора и поисками истины. И скоро должен был разбогатеть или, по меньшей мере, стать очень зажиточным человеком. Но он станет «религиозным революционером нового типа», новатором-фантазером, который, бросив все свое имущество, полностью посвятит себя служению обществу, то есть поискам Бога, аскетом, который, беспрестанно работая над собой, предаст себя в руки высших сил. Но в представлении индусов между двумя этими состояниями нет никаких противоречий, наоборот, это естественное развитие, постепенное расширение поля деятельности, желание заходить все дальше в познании себя и служении другим — пока не отдашься ему совершенно.

Он с мелочной точностью вел свои счета и скупо расходовал средства, скрупулезно заботился о своем здоровье и терпеливо упражнял свое тело; он научился управлять бюджетом и пользоваться своими физическими ресурсами, чтобы извлекать из них наибольшую пользу. Вскоре он сделает эти опыты над собой доступными для других, расширив изначальную область исследований и применения и занимаясь уже не только домом, но уже общиной, после — целой страной, потом — обширным миром эксплуатируемых. Лечить, учить, реформировать, управлять и в первую очередь управлять собой — собой и своими желаниями, — как учит «Бхагавадгита»: вот дело для ищущего Бога. Все бедняки Индии станут его семьей, а вся Индия — его полем деятельности.

В Дурбане Ганди все больше замечал, что не прикипел душой к своему новому жилищу — хорошенькому, тщательно обставленному домику. На самом деле ему нужно гораздо меньше. Ему все больше становилось важно отказываться от разных житейских благ, стремясь к минимуму. Настал период, когда семья его бедствовала, они еле сводили концы с концами. Мохандас время от времени старался что-то для них заработать: то батрачил у какого-нибудь богатого фермера, то плотничал на стройках, то нанимался стирать белье, но получал он сущие гроши.

Когда он в 1901 году второй раз уезжал из Наталя, его осыпали выражениями любви и дорогими подарками. Среди них было золотое ожерелье для его жены за 50 гиней. Все эти презенты, даже тот, что не был предназначен ему самому, он заслужил благодаря общественной деятельности. В ту ночь он не сомкнул глаз. Золотые перстни с бриллиантами, золотые цепи, золотые часы, россыпь драгоценностей — Ганди был удручен этим зрелищем. И решил, следуя принципу, который он распространит и на другие сферы, что эти блага ему не принадлежат, что он отдаст их на сохранение общине. Что же касается его жены и детей, он учил их ставить свою жизнь на службу другим, проникнуться мыслью, что награда заключена именно в этом служении — разве они не последуют его примеру?

Супруги ГандиОднако он предчувствовал, что Кастурбай рассудит иначе. Дети согласились, как он и ожидал. Но Кастурбай яро воспротивилась, обрушив на мужа потоки упреков и слез: «Твое служение в равной степени и мое. Я работаю на тебя день и ночь. Разве это не служение? Ты взвалил на меня всё, ты заставил меня плакать горькими слезами, превратил в рабыню!» Упреки были справедливы, Ганди чувствовал это сам. В Дурбане он держал открытый стол, конторские служащие — христиане, индусы и прочие — часто жили у него как родные, не считая гостей, индийцев и европейцев, которые сменяли друг друга. Такая жизнь часто была в тягость Кастурбай. Серьезный конфликт произошел в тот день, когда Ганди, пригласив к себе христианина, сына родителей-неприкасаемых, собирался убрать у него в комнате и опорожнить ночной горшок — они с Кастурбай всегда делали это для своих гостей. «Она не хотела допустить, чтобы этот горшок выносил я, но и сама не желала это делать». Кастурбай плакала и ругалась, а её супруг хотел, чтобы она «с радостью» выполнила эту работу. Разгорелась ссора, и Ганди, ослепленный гневом, вытащил «бедную беззащитную женщину» к воротам, словно собираясь вышвырнуть её на улицу. Ганди сильно упрекали за этот поступок, хотя он корил себя первый. Этот случай произошел в 1899 году, уточняет Ганди в автобиографии, то есть до того, как он принес обет целомудрия; тогда он считал, что «жена — лишь объект похоти мужа, что она предназначена исполнять его повеления, а не быть его помощником, товарищем и делить с ним радости и горести». Но сегодня, добавляет он, «я больше не слепец, не влюбленный до безумия муж и уже не наставник своей жены. Кастурбай могла бы при желании быть со мной теперь столь же нелюбезной, каким я прежде бывал с нею. Мы — испытанные друзья, и ни один из нас не рассматривает другого как объект похоти». Дальше он превозносит благодетельность целомудрия. Благодаря ему семейная жизнь сделалась «мирной, приятной и счастливой».

Как написала Кристина Жордис: «Читая эти строки (в них трудно не поверить), понимаешь, почему Кастурбай не возражала, когда Ганди попросил её согласия на то, чтобы вести целомудренную жизнь».

Итак, Ганди в очередной раз показал себя неумолимым: драгоценности не были приняты. В конечном счете, ему каким-то образом удалось получить согласие на это у Кастурбай. Все подарки положили в банк, чтобы использовать к пользе общины. И Ганди нисколько не пожалел о таком решении. С годами и жена признала, что он поступил мудро, добавляет он сам.

Чета Ганди 1930-еВ общей сложности двадцать лет (с коротким перерывом) прожило семейство Ганди в Южной Африке. В 1915 году они вернулись в Индию. Учение Толстого подсказало Ганди идею своего ашрама — поселения, в котором люди живут как одна семья, вместе работают и вместе духовно совершенствуются (что-то вроде западных монастырей в идеале). В ашраме они жили в глинобитной хижине, Кастурбай вместе с мужем и детьми возделывала землю, пряла пряжу. Во всем поселении у них было самое бедное жилище. Супруги и их дети спали прямо на полу, подстелив под себя лишь тонкую ткань, которую сами и ткали. Пища у них была скромная и исключительно вегетарианская. Когда к Ганди пришли английские парламентарии, чтобы уяснить, чего он на самом деле добивается, им пришлось сидеть на полу — в доме Ганди даже подушки считались предметом роскоши.

Однако в ашраме Ганди задержался ненадолго. Вернувшись на родину после долгого отсутствия, Ганди окончательно порвал со своим «я» британского хорошо воспитанного, хорошо одетого, укоренившегося в светском обществе и его обычаях гражданина. Он раздарил всё свое имущество, всё, что ему удалось скопить до сих пор. И отправился в путешествие по стране, чтобы посмотреть, как живет его народ.

Когда Ганди открыто вступился за права неприкасаемых, большое возмущение в стране вызвало его заявление: «Если мне докажут, что постыдная система неприкасаемых присуща индуистской религии, я открыто восстану против индуизма!» Даже Кастурбай была смущена столь резким выпадом против освященных веками традиций: одно дело бороться против английских колонизаторов и совсем другое — против собственной страны. И тогда Ганди удочерил девочку-сироту из касты неприкасаемых и привел ее в свой дом. Кастурбай возмутилась и воспротивилась. Но только сначала. Стоило ей, пересилив себя, погладить малышку по голове, как волна жалости захлестнула её сердце.

Время от времени Кастурбай нужно было выбирать, чью сторону ей принять. И ей всегда приходилось принять сторону мужа. «Твой отец никому не жаловался, — писала она одному из сыновей, покинувшему отчий дом, — но я-то знаю, как он страдает!»

Говорят, Кастурбай была единственным человеком, которого Ганди по-настоящему боялся. Надо полагать, в том смысле, что она имела право требовать от него исполнения семейных обязанностей — не только супружеских, но и отцовских, в первую очередь.

Кастурбай Ганди с сыновьямиДва его сына родились в Индии, еще два — Южной Африке. В первые годы он сам ухаживал за ними. Почерпнув из небольшой брошюрки сведения о том, как принимать роды, младшего сына он принял сам, поскольку нанятая акушерка опоздала. Правда, не все дети радовали отца и мать. От старшего сына Харилала отец отказался. По свидетельству отца, он пил, развратничал и влезал в долги. Несколько раз Харилал менял религию. Даже возле смертного одра матери он не смог примириться с отцом: он считал, что тот избрал неверный путь и обрек всю семью на нищенское существование. Харилал умер от заболевания печени. Все остальные сыновья были последователями отца и активистами его движения за независимость Индии. Девдас также известен своим браком с Лакши — дочерью Раджаджи, одного из руководителей Индийского национального конгресса и горячего сторонника Ганди и индийского национального героя. Однако Раджаджи принадлежал к варне браминов, а межварновые браки противоречили религиозным убеждениям Ганди. Тем не менее в 1933 году родители дали Девдасу разрешение на брак. Будучи в Индии, те дети, которым пришлась не по вкусу жизнь в ашраме, покинули родительский дом, и Ганди им нисколько не препятствовал — он навязывал им своих убеждений. И упреки старшего сына в том, что он лишает своих детей всех возможных в жизни удовольствий, Ганди выслушивал молча — не оправдываясь и не переубеждая.

Кастурбай была простой, неграмотной женщиной, не испытывавшей интереса к учебе, послушной, как и положено, но вместе с тем независимой и решительной, со своей собственной волей, которую она отстаивала даже при внешней покорности (впоследствии Ганди скажет, что она стала его первым учителем по применению ненасилия). Она превосходила его храбростью и бесстрашно противостояла ему, сопротивляясь его лихорадочным усилиям превратить её в образованную женщину, умеющую хотя бы читать и писать. Как сказал Пьярелал (биограф и секретарь Ганди на протяжении почти тридцати лет) по поводу одной из их многочисленных ссор, одним-единственным замечанием, полным уничижительного здравого смысла, она могла доказать ему нелепость его доводов. Но понемногу, волей-неволей, она пошла вслед за своим мужем-святым (который относился к ней «жестоко любезно») и согласилась оказать ему активную поддержку в его «миссии служения». В молодости она любила украшения и красивую одежду. Когда в конце жизни её спросили, прошла ли эта любовь, она ответила: «Самое важное в жизни — выбрать одно направление и позабыть обо всех остальных».

Нужно понимать, что Кастурбай была воспитана в древних индийских традициях. И она умела принимать жизнь такой, как она есть.

Эксперименты и опыты

«Жизнь есть лишь бесконечная череда опытов» (Ганди).

Опыты над Ганди. В той среде, где жил Ганди, табу были сильны. Есть мясо, курить — все это смертный грех. Не говоря уже о борделе, куда его однажды затащили. Рядом с ним какое-то время находился товарищ-искуситель. Точно так же, как он пытался избавиться от плотского искушения, невольно воплощаемого его женой, ему пришлось однажды избавиться от влияния этого друга, который, наверное, представлял демонов, живших и в нем самом. В автобиографии Ганди главы, посвященные этому злосчастному другу, озаглавлены «Трагедия». Обвести вокруг пальца тщедушного, нерешительного Мохандаса было нетрудно для изощренного ума. Например, чтобы убедить Ганди попробовать мясо, достаточно было воззвать к его чувству долга. Не потому ли англичане такие сильные и мужественные, что едят мясо, и разве обязанность любого доброго индийца не в том, чтобы стать таким же сильным, как они, чтобы вышвырнуть их из Индии и вернуть стране независимость? Для начала он предложил Мохандасу попробовать мясо козы. Тот смог проглотить только один кусочек и провел ужасную ночь: ему казалось, что «живая коза принималась стонать» у него в животе. Это подогревалось «чистейшим желанием» не лгать родителям. Его мучили угрызения совести. Никогда больше он не прикоснется к мясу — он сдержал это слово.

Тщательно подготовленный другом поход в бордель обернулся еще более сокрушительным провалом: в той атмосфере он оказался «практически поражен слепотой и немотой». Кончилось тем, что потерявшая терпение женщина выгнала его, да еще и осыпала оскорблениями. Стыд — обжигающий, подавляющий, а потом чувство величайшего облегчения от того, что он «спасен». «Строго с точки зрения этики, такие случаи нельзя рассматривать просто как проявление малодушия: здесь присутствовало и плотское желание, требовавшее насыщения…» И Ганди долго рассуждает о счастливом случае, который его спас, и о проступке, который он все-таки совершил.

Но после этого коварный друг внушил ему недоверие к жене, растравляя в нем ревнивые подозрения. Червь сомнения начал грызть его сердце. «Каждый раз, вспоминая о тех мрачных днях сомнений и подозрений, мое безумие, жестокость моего желания наполняют меня отвращением…» — писал он позднее.

Что же касается порочного друга, он еще долго довлел над Мохандасом, словно его злой двойник.

Настало время, когда он принялся курить, перехватывая окурки то здесь, то там, потом воруя монетку-другую у слуг, чтобы купить сигарет, — жалкие кражи, которые не могли обеспечить его независимость. Настал и тот день, когда, чтобы утвердить эту независимость, он хотел покончить с собой, но ему не хватило духу…

В середине сороковых годов XX века англичане, дабы изолировать опасного «полуголого факира» от народа, упрятали его под домашний арест. Правда, довольно странный домашний арест. Это заключение Ганди отбывал во дворце мультимиллионера Ага-Хана.

Мучимый одиночеством в «золотой клетке» дворца, привыкший к совсем другой обстановке, Махатма серьезно заболел. В своих письмах жене он ни о чем её не просил, но Кастурбай на правах жены потребовала, чтобы её тоже арестовали и поселили вместе с мужем. Как ни странно, власти пошли ей навстречу. И этот опыт над собой Ганди пережил благодаря присутствию Кастурбай.

Опыты Ганди. Во время вегетарианских трапез в Лондоне контроль над вкусом обучил Ганди способам, которые могли бы помочь ему в его поиске истины. На родине новые эксперименты над едой обогатили его познания: пища брахмачарьи должна была быть «скудной, простой, не пряной и по возможности сырой», состоящей из свежих фруктов и орехов. Зато молоко доставило ему массу проблем: оно оказывало на него противоположное — стимулирующее действие (всю жизнь он пытался найти ему замену). Пост, подбор продуктов, режим питания — всё это способы, помогающие духу в трудной борьбе за самообладание, апогеем которой становился обет целомудрия.

В Дурбане, среди достатка, соответствующего его профессиональному рангу, ему было не по себе. Он снова начал экономить, экспериментировать, как в Лондоне. Эти опыты забавляют его самого и веселят его друзей: он решил стирать сам, и во время судебного заседания с воротника его рубашки отваливался крахмал. Когда надменный английский парикмахер отказался его стричь, Ганди сам начал орудовать машинкой, и теперь его волосы лежали странными ступеньками: «Мои друзья-адвокаты смеялись до колик».

Но это была не эксцентричность или прихоть, порой смущавшая его друзей, а глубокая потребность в самодостаточности и простоте, которая, как признает он сам, в конце концов дошла до крайности. Он был цирюльником, прачкой, санитаром, аптекарем, воспитателем, учителем. Несмотря на возражения жены, он отказал своим детям в том, что было под запретом для других, то есть в поступлении в школу для белых, и учил их сам, по дороге в свою контору в Йоханнесбурге, пока малыши семенили за ним, — 16 километров туда и обратно. Волей-неволей его семья принимала участие в его опытах и применяла извлекаемые им выводы.

Ганди разделял индуистскую веру в то, что мужское семя благословенно и является основным источником жизненной силы, а его потеря ведет к истощению и тела, и духа. Он говорил: «Брахмачарья необходима для служения человечеству. Я сознавал, что моя задача окажется мне не по силам, если я уйду в радости семейной жизни и буду производить на свет и воспитывать детей. Одним словом, невозможно жить и бороться за независимость страны, следуя одновременно велению плоти и велениям духа». С внезапными приливами эротических желаний Ганди связывал события, происходящие в стране — и внутренние конфликты, и собственные политические неудачи. В борьбе с плотью он подвергал себя изощренным испытаниям, которые являлись составной частью его «экспериментов с истиной».
Один из авторов описывал это так: «…Поздний вечер. Они входят в комнату. Он спокоен, она выглядит несколько взволнованной. Он положил девушке руку на плечо, подвел к ложу и попросил снять сандалии. Первую ночь они вначале спали в одежде под одним одеялом. Но в полночь он разбудил её и попросил раздеться. В течение последующих ночей он гасил свои плотские желания усилием воли, так и не притронувшись к ней…»

Адвокат Мохандас ГандиК 30 годам у него впервые появилась секретарша — 17-летняя Соня Шлезин. Существует мнение, что в круг её обязанностей, кроме ведения записей, вошло делать Ганди массаж, купать его и даже спать с ним.

Много лет спустя еще одна женщина — его личный секретарь и врач Сушила Найяр — призналась, что спала обнаженной и мылась с Ганди. Есть мнения, что в аналогичных опытах в разное время участвовали многие постоянные обитательницы ашрамов. Вначале об экспериментах знали лишь самые близкие люди.

Естественно, знала и Кастурбай.

Махатма Ганди в АнглииЖенщины сопровождали его во всех многочисленных поездках по стране и в жизни в ашрамах. Когда у Ганди появились последователи и восторженные поклонники среди европейцев, к нему в ашрам съезжались несколько экзальтированные и довольно странные (но отнюдь не бедные) европейки. Одна из них — леди Маделин Слейд. По описаниям, это была смертельно бледная, с наголо бритой головой, босая, в грубом домотканом сари женщина, которая неотступно следовала за Ганди во всех его путешествиях.

В порядке эксперимента Ганди создал такие ашрамы, где мальчикам и девочкам полагалось целомудренно мыться и спать вместе, но за разговоры о сексе их наказывали. Мужьям рекомендовалось не оставаться наедине с женами, а вожделение гасить холодным душем. Но на Ганди эти правила не распространялись.

В более зрелом возрасте, после смерти жены Ганди обязывал спать вместе с собой всех женщин из ашрама, которым запрещалось спать с их законными мужьями. Судя по его письмам, он вовлекал женщин в эксперименты, которые представляли собой стриптиз и другие интимные действия, не предполагающие физического контакта, заканчивающегося семяизвержением.

Ганди признавался, что аскетизм оказался для него серьезным испытанием, соблюдение обета было для него порой подобно «хождению по острию ножа» — время от времени плотские желания напоминали о себе. «Для меня все еще загадка, откуда подкрадываются нежелательные мысли. Не сомневаюсь, что существует ключ, которым можно запереть их, но этот ключ я должен подобрать для себя сам», — говорил Мохандас.

Его часто посещали эротические сны, подробности которых он не считал нужным скрывать и часто рассказывал о них девственницам, с которыми спал.

Таким образом, по словам Ганди, он испытывал свои идеалы — ведь тот, кто может лежать рядом с обнаженной красавицей и побороть своё сексуальное желание, проходит самый строгий тест на соблюдение принципа ненасилия. «Всякая чувственность уходит корнями в дух». Значит, дух должен поддержать воздержание тела. «Воздержание в физическом плане не поможет, если не сопровождается настоящей отстраненностью духа». Усмирить дух и плоть: по сути, укрощение сексуальности было высшей и самой сложной стадией отстраненности — защиты тела, духа и души, — которая, согласно «Бхагавадгите», ведет к истине, то есть к Богу. Оно предполагает полный контроль над сексуальностью: в мыслях, на словах и на деле. Не совладаешь с мыслью — всё пойдет прахом. Но если управлять своей мыслью, всё становится легко и просто. «Я не ищу искупления за греховные проступки. Я стараюсь освободиться от самого греха или, скорее, от самой мысли о грехе. Пока я не достигну этой цели, я согласен не знать покоя».

РоМахатма Ганди и его спутницыдственники Ганди и ведущие политики активно обсуждали и порицали поведение Ганди, но он нашел аргумент: «Если я не позволю моей племяннице Ману со мной спать, не будет ли это признаком моей слабости?»

Ману Ганди спала с ним с тех пор, как ей исполнилось 19 лет. Она располагала особым доверием Ганди и во время его голодовок ставила ему клизмы. В последние месяцы жизни Ганди по ночам часто страдал от холода и одной обнаженной девушки под боком ему уже было мало. 79-летний Мохандас начал делить постель и с племянницей Ману, и с 18-летней Абхой, женой своего внучатого племянника. Ману и Абха служили для Ганди «живыми посохами». На плечи этих девушек Ганди опирался, когда прогуливался.

Махатма Ганди с девушкамиДевушки окружали Ганди даже в момент смерти. Когда 30 января 1948 года к нему подошел Натхурам Годзе и произвел три выстрела в живот и грудь, смертельно раненный Ганди не упал на землю: умирающего с обеих сторон поддержали девушки.

И еще один опыт. Для Ганди строгое следование трудным обетам, как вегетарианству в Лондоне или, позднее, целомудрию, было внутренней необходимостью. Но в то же время он научился, соблюдая обеты и верность своей истине, находить компромисс, если того требовали обстоятельства. Так, однажды он согласился принять из рук своей жены козье молоко, когда был при смерти: «Поскольку мне очень хотелось жить, я решил все-таки пить молоко, но козье, оправдывая свой поступок тем, что я придерживаюсь буквы обета. Начав пить козье молоко, я прекрасно сознавал, что нарушаю дух своего обета». «На протяжении всей жизни именно верность истине научила меня высоко ценить прелесть компромисса».

В 1944 году в возрасте 72 лет, ухаживая за больным мужем, Кастурбай заболела бронхиальной пневмонией, перенеся перед этим несколько инфарктов. Один из их сыновей предложил лечить Кастурбай пенициллином, но Ганди отказался, разрешив применять только традиционные индийские методы — например, обтирание водой из Ганга. При этом Ганди заявил, что судьба его жены находится в руках Бога, который испытывает его веру, но через несколько дней она умерла на глазах Мохандаса. По всей Индии люди устраивали траурные митинги и шествия. А Ганди все эти дни безмолвно сидел у смертного одра жены…
Спустя полтора месяца сам Ганди заболел малярией, и после трёх недель неудачного традиционного лечения согласился принять хинин и выздоровел.

Пожалуй, стоит заметить, что на тот момент хинин был известен как лечебное средство уже несколько веков, а пенициллин начал применяться в 1942 году, и его массовое производство на западе было только в проекте.

И немного астрологии

Положение планет в этих двух гороскопах рассматриваю без домов, так как не знаю времени рождения. Таким образом, это расширенная космограмма. Тем не менее, положение планет в знаках и аспекты между ними дают много ценной информации. И да, сразу оговорюсь, что не ставлю перед собой цели дать исчерпывающий психологический портрет. В данной статье я хочу только проследить основные моменты в любви и семейных отношениях. Даже не погружаясь глубоко в анализ, можно сразу увидеть несколько ключевых показателей.

Космограмма Мохандаса Ганди.

Космограмма Мохандаса ГандиПрежде всего, здесь мы видим Солнце в знаке Весов. Что говорит о стремлении к равновесию и справедливости, а также о сильной потребности в партнере. Часто такое положение Солнца говорит о том, что человеку хочется, чтобы кто-то взял на себя насущные заботы, тем самым дав ему возможность творческой реализации.

Сходящееся соединение Марса и Венеры в Скорпионе, в оппозиции к Плутону — управителю знака. Если кратко, то вот: такая комбинация означает единение мужского и женского начала в знаке с мощной сексуальной энергией, периодически взбадриваемое их управителем (Плутоном), благодаря напряженному аспекту. Притяжение противоположного пола. Большое нетерпение. Человек импульсивный и очень страстный. Чувства очень сильны, трудно свои страсти урезонить.

Но еще само соединение Марс-Венера может давать стремление к поиску второй половинки, с которой они могли бы склеиться как их Венера и Марс, и больше никогда не расставаться. Важны действительно близкие отношения.

Рецепция по управлению Плутона и Венеры. Позволяет обеим планетам в определенные моменты жизни символически перемещаться в свой знак, что взаимно увеличивает их силу.

Соединение ретроградного Плутона и ретроградного Юпитера. Представьте себе Зевса (бога-олимпийца) и Аида (бога преисподней), которые оба пребывают в плохом настроении и объединились ради стремления достигнуть абсолютной власти и стать «высшим судией». Ну и кто бы осмелился спорить с этой милой парочкой? Пожалуй, только Махатма Ганди. Это соединение дает огромную силу и мощь, но также и сильное влияние рока (как фатума). А поскольку эта пара в оппозиции к Марсу и Венере, это дает возможность подчинить личные устремления общечеловеческим целям.

Меркурий в Скорпионе. Помимо всего прочего может давать подозрительность и беспощадность к чувствам.

А поскольку энергетика знака Скорпион (в котором у Ганди 3 личностных планеты) — женская, то это дает возможность понимания женской сути.

Луна во Льве. Помимо всего прочего — Большой авторитет матери. Яркая эмоциональность. Желание привлечь внимание к своему внутреннему миру, склонность к драматизации. По Павлу Глобе, человек с Луной во Льве может стремиться «поставить свою бессознательность, свой внутренний мир, свои переживания в центр мира и чтобы все остальные люди вращались вокруг этих ваших переживаний». «Но никогда в этом не признается» — Авессалом Подводный. В то же время Луна во Льве придает личности благородство, верность, преданность, великодушие, щедрость в денежных вопросах, теплоту, добросердечность, возвышенный образ мыслей, возвышенные и благородные чувства, простоту и сердечность.

Конфигурция аспектов тау-квадрат с основанием Плутон-Юпитер в Тельце и Марс-Венера в Скорпионе и Луной во Льве на вершине. Комбинация очень сильного эмоционального и энергетического напряжения. Но, поскольку выход — через Луну, мы и видим большой напряженный труд и борьбу с самим собой, отказ от земных благ и удовольствий во имя Родины и своего народа. Но точно также будет справедливой в данном случае трактовка Луны как жены, потому что благодаря ей и её поддержке Ганди смог выполнить сложнейшую задачу.

Уран в Раке. Обновление чувств и взглядов на Родину, дом, семью, взаимоотношения с родителями и родными. Перемена места жительства. Дом — это открытое место для общения друзей. Но и в то же время может быть полное отсутствие уюта. Часто новое для такого человека — это, прежде всего, хорошо забытое старое (например, прялка).

А что, если вывести формулу души?

Формула души Мохандаса ГандиКак видим, здесь в центре формулы находятся Плутон и Венера, а Марс на первой орбите подходит к Плутону. К Марсу подходят четыре планеты, в том числе и Лилит.
Подобная комбинация очень часто бывает у насильников или их жертв. Отсюда — ранний сексуальный опыт.

Кроме того, Венера в центре формулы дает сложность для мужчины в восприятии себя таковым. Венера в центре наделяют мужчину чувствительностью и ранимостью, что заставляет его стремиться к обществу женщин, ища подобное себе.

Но Плутон также говорит о трансформации сознания. А поскольку девизом Ганди было как раз ненасилие во всех сферах жизни, то единственное насилие, которое он осознанно совершал в своей жизни — это было насилие над самим собой. (Что, кстати, символизирует и знак Скорпиона, в котором у Ганди было три личностных планеты, и сам управитель имел доступ в свой знак благодаря рецепции с Венерой).

На орбите Венеры мы видим четыре планеты — достаточно много женщин в его жизни. А Луна на орбите Венеры возможно, говорит о склонности видеть в матери женскую привлекательность.

Мы видим, что к Марсу (мужская сила)подходят ретроградный Нептун (вера), Хирон (двойственность и неоднозначность, соединение несоединимого), а также Лилит (искушение) и Селена (помощь свыше).

Сатурн на орбите Венеры говорит об ограничениях в любви (отказ от любви к женщине).
Даже такой беглый обзор совершенно не противоречит свершившимся фактам из биографии Ганди, но еще и показывает истоки его мотивов и поступков. А что еще более важно — позволяет увидеть, насколько сложной для него самого была работа не только для освобождения народа, но прежде всего, самого себя от собственных страстей.

Но главное— это едва ли не уникальный пример того, что можно выжимать из, казалось бы, тяжелых и роковых показателей в натальной карте. Потому что энергию любой планеты можно использовать как в минус, так и в плюс.

Да, это были эксперименты. Пробы и ошибки. Да, очень странно. Да, неоднозначно. Да, для очень многих непонятно и неприемлемо.

НО БЕЗ АГРЕССИИ ВО ВНЕШНИЙ МИР!
А вы так можете?

 

Космограмма Кастурбай Макаджи.

Космограмма Кастурбай Ганди

Стеллиум в Овне из пяти планет: Луна, Венера, Нептун, Солнце, Юпитер. Кроме этого, в Овне присутствует еще соединение Хирона и Меркурия. Это невероятно мощная, и в то же время невероятно тяжелая комбинация, особенно для женщины. Это не женщина-воин. Это воин в женском обличье. Энергия такого человека бьет через край и заразительна для других. Начинать любое новое дело — естественно и без усилий. Такие люди не нуждаются в партнере, чтобы проявить себя. Они могут все сами и еще увлекут за собой других. Активность и вспыльчивость, крайнее нетерпение. Необузданность и стремление выделиться. Физическая сила. Искренность и непосредственность. В то же время сложность доводить начатое до конца. Склонность к периодическим депрессиям.

Взаимная рецепция Солнца и Марса слегка смягчает такое положение, и позволяет человеку проявлять благородство и щедрость души. Но также и ощущение власти, на которую он имеет право. А еще риск заболеваний сердца (несколько инфарктов Кастурбай).

Марс во Льве может давать сильную волю, напор, настойчивость и бесстрашие. Но только, если того очень настойчиво требуют обстоятельства. Возможна большая сексуальная активность и многодетность (мальчики). Но еще верность раз выбранному господину до самого конца.

А вы так можете?

Соединение Марса с Северным узлом (Раху). Человек с огромной энергией и страстью к тому, что он делает. Прирожденный лидер. Но, кроме этого, посвящение себя известному и очень популярному мужчине.

Уран в Раке — то же, что и у Мохандаса.

 

Формула души

Формула души Кастурбай Ганд

Здесь в центре формулы видим две огненные мужские планеты: Солнце и Марс, что также, как и все вышеизложенное, говорит о сильном мужском характере и стремлению к лидерству.

Плутон на орбите Венеры или убивает любовь, или очищает её от всего лишнего.
Сатурн на той же орбите, что и у мужа.

На орбите Марса — только Южный узел (Кету). В её жизни был только один мужчина.

Где здесь любовь?

Очень сложные отношения. Противоречия. Много напряжения. Если совместить две космограммы, видим очень точный аспект квадратура между двумя Марсами, а также сходящуюся квадратуру между Марсом Костурбай и Венерой Мохандаса. Оба партнера испытывают напряженность, так как отличающиеся стремления приходят в столкновение друг с другом. Женщине приходится быть чрезмерно напористой, чтобы состязаться с вызовами, которые преподносит её мужчина. Оба сражаются за свою индивидуальность в стимулирующем и воинственном партнерстве. Страсти разгораются, а общее чувство раздражительности может быть результатом того, что ни один из партнеров не ощущает законного преимущества своей силы. В это трудный аспект для длительных взаимоотношений. Плюс к этому и мужчина, и женщина испытывают перестановку ролей, потому что, пытаясь установить контакт друг с другом, они склонны играть роль партнера. Таким образом раскрываются подсознательные потребности. Мужчина, стараясь отождествиться через женщину со своей энергичной натурой, должен столкнуться с собственной пассивностью. Так как он видит, что её привлекает его мягкость, ему может быть трудно понять, что она пытается через него достичь собственной женственности. Хотя этот аспект вызывает сексуальное притяжение, если взаимоотношения должны сохраниться, обоим партнерам важно научиться понимать друг друга.

Солнце Мохандаса в сходящейся оппозиции к Венере Кастурбай. Аттракция. Однако, хотя женщину тянет к мужчине, её понимание любви противоречит тому, что этот мужчина может ей дать. Он должен либо перестать быть собой, чтобы быть тем, что ей нужно, либо научиться принимать сдержанность и отдаленность, которых ни один из них в действительности не хочет. Кроме этого этот аспект позволяет обоим партнерам добиться большого благосостояния.
Сатурн Мохандаса в трине к Венере Кастурбай. В такой ситуации женщина восхищается силой и оберегающими качествами своего партнера. Он — её крепость, ее защита и доктрина, укрепляющая её характер. В качестве отцовской фигуры для своей символической дочери мужчина учит женщину, как направлять её творческую энергию и фокусировать её любовные инстинкты, чтобы они в итоге имели больше значения и смысла. Результатом этого гармоничного аспекта может быть стабильность и крепкая любовь.

Сатурн Кастурбай в трине к Луне Мохандаса привносит во взаимоотношения чувство рассудительности и осторожности. Мужчина приветствует проецирование женщиной её отца, так как оно увеличивает его зрелость. Женщина, в свою очередь, гордится тем, что он растет, чтобы принять на себя достойную роль. В результате этот аспект может создавать достаточно стабильную основу для прочного партнерства или брака.

Луна Мохандаса в трине к Солнцу Кастурбай. Как правило, этот аспект позволяет женщине легко выразить себя. Она склонна возглавлять взаимоотношения, а мужчине легко дается сотрудничество. Он полагается на её советы, доверяет её мудрости и рассматривает её как свет, в котором он может отражаться.

Если сравнить две формулы души, мы не найдем общих планет в центрах формул. Это говорит об отсутствии общих интересов и о сложности находить понимание в главном.
Но в обеих формулах на первой орбите есть Меркурий (на своей орбите у обоих) и Юпитер, что позволяло достичь понимания благодаря коммуникабельности и в вопросах, касающихся, например, религии. Хотя и это получалось не всегда и непросто (из-за отсутствия общих целей).

Общее в двух формулах — то, что обе имеют только один центр, состоящий из двух планет во взаимной рецепции.

Так где же любовь?

Изначально, представителям противоположных знаков довольно сложно выстроить гармоничные семейные отношения. Особенно, если хотя бы один из двоих является яркими представителем своего знака по Солнцу (Кастурбай с 7 планетами в Овне).
Но у этой пары мы видим общие кармические задачи (одноименные лунные узлы в тех же знаках — Раху во Льве, Кету в Водолее), которые они с блеском помогли друг другу реализовать. И самым ярким тому доказательством является провозглашение независимости Индии 15 августа
— время, когда Солнце было в знаке Льва!

Теперь я должна спросить у вас, что, чаще всего подразумевают, говоря «любовь между мужем и женой» и «семейное счастье»?

Позвольте предположить, что это, прежде всего, несколько важных вещей:

  • Гармоничный секс,
  • совпадение интересов,
  • ежедневное внимание друг другу,
  • благополучные дети и одинаковое понимание родителями их воспитания,
  • приемлемые для обоих привычки в быту,
  • материальный достаток,
  • работа или хобби, приносящая удовлетворение у каждого из партнеров,
  • супружеская верность.

Насколько более или менее важен тот или иной пункт, каждый определяет для себя сам. Здесь они записаны в произвольном прядке. И что мы увидели в данной паре?

Ни намека на равнодушие. Изначально сильная страсть и физическое влечение, но напряженное, изматывающее обоих. Но, скорее всего, воздержание давалось Кастурбай немного легче, чем её мужу.

Скорее всего, общий интерес состоял именно в том, чтобы в любом случае сохранить семью.
А что касается внимания, то это, безусловно, было, особенно в поздний период. Отношения давних, испытанных жизнью друзей.

Пятеро детей с очень разными судьбами. Чаще всего, все-таки, дети делают брак крепче, но возможно, в данном случае они же были одним из источников напряжения. Ганди был занят преобразованием себя и мира, а Кастурбай мало того, что должна была постоянно проявлять свою женскую энергетику, которой у неё было гораздо меньше, чем мужской, но, помимо этого, нужно было умудряться содержать четверых сыновей на те скудные средства, которыми она располагала. Здесь сразу можно ответить на пункт о достатке, отсутствие которого Кастурбай переживала очень болезненно.

Похоже, что для своих сыновей она была не только матерью, но частично еще и отцом. Вряд ли случайно в память о Кастурбай Ганди в Индии ежегодно 22 февраля отмечается День матери.

О привычках каждого из двоих (кроме описанных выше «экспериментов с истиной») мне попалось очень мало информации, поэтому этот пункт пусть останется нераскрытым.
И работой, и, если можно так сказать, «хобби» Махатмы была его родина и поиски Бога, а Кастурбай оставалось обеспечивать его «тыл».

Но что такое супружеская верность? Является ли изменой сексуальные фантазии и сны о других людях? Является ли изменой делить постель и совершать разные действия с обнаженной женщиной, не совершая полноценного физического акта? И если целью описанных действий является как раз его несовершение, и, более того, избавление от самого желания оного?
Мохандас и Кастурбай прожили вместе шестьдесят два года.

Как бы ни было, очевидно, что совместная более или менее приемлемая жизнь для обоих была возможной только через ломание самих себя, подчинения своих желаний высшим целям. Только вследствие большой и напряженной работы, ускоренной эволюции души каждого из них. Столь колоссальный труд достоин не тлько большого уважения, но (и прежде всего) — осознания.

Почтовая марка с изображением Махатмы и Кастурбай Ганди

Жизнь, полная лишений (добровольных и вынужденных), полная обманутых надежд, разочарований и боли — это не Bollywood. Это настоящая жизнь.

И настоящая любовь.

Your Humanlight (Ирина Юрьева)

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Join the international club of like-minded friends! Click "Club" in the menu! Закрыть

%d такие блоггеры, как: